Состояние Евгения Осина вызывает опасение у российских медиков

254
Евгений Осин и Андрей Малахов

Поклонники с замиранием сердца следят за судьбой певца Евгения Осина. В середине августа исполнитель хита “Плачет девушка в автомате” Евгений Осин пропал и несколько дней не выходил на связь с близкими. Вскоре пришло сообщение, что артист в плачевном состоянии и в последней, третьей, стадии алкогольной зависимости, находится на лечении в наркологической клинике.

В связи с удручающим состоянием певца Евгения Осина, пребывающего на реабилитации в Таиланде, главный врач «Клиники Маршака» Дмитрий Вашкин сделал официальное заявление о необходимости квалифицированной медицинской помощи страдающему от алкоголизма музыканту. Специалисты клиники готовы оказать помощь Евгению Осину справиться с его проблемой.


Официальное заявление главного врача «Клиники Маршака» Дмитрия Вашкина:

«На днях мы увидели по каналу «Россия 1» в ток-шоу «Прямой эфир» (эфир от 03.10.2017), в котором показано в каком удручающем состоянии находится певец Евгений Осин в некоем реабилитационном центре в Таиланде. Мы пришли к выводу, что происходит выдача желаемого за действительное. В сюжете говорится, что Евгений Осин лечится и у этого лечения есть результаты. Из сюжета мы узнали, что Евгения просто закрыли в данном учреждении, в коттедже, и не выпускают оттуда. Его изолировали от употребления алкоголя, но для достижения должного результата этого недостаточно. А результатом должно быть избавление Евгения от зависимости, стойкая ремиссия. Как видно из сюжета, у Евгения Осина замедлена речь, он медленно передвигается, нечетко и нелогично формулирует мысли. И это происходит через месяц после его нахождения в реабилитационном центре. Мы сделали вывод, что никакой медицинской помощи в этом учреждении больной не получает либо эта помощь минимальна. Очевидно, что Евгений не принимает препараты, которые влияют на его память, улучшение работы головного мозга, так называемые ноотропы. Также очевидно, что он не принимает витамины и аминокислоты, способствующие улучшению памяти и восстановлению нейромедиаторного баланса в организме пациента. Этот баланс необходимо восстановить, чтобы у Евгения не возникала тяга к употреблению алкоголя.

По состоянию больного очевидно, что у Евгения Осина тяжелое заболевание головного мозга, которое мы можем предварительно диагностировать как энцефалопатию. Эту болезнь необходимо лечить только медикаментами. И только потом нужно проводить с пациентом психотерапевтическую работу.

Из такого состояния, в котором находится сейчас Евгений Осин, выйти у него самостоятельно не получится. Если его лишили возможности употреблять алкоголь – это обман прежде всего самого больного, поскольку в этом не заключается лечение зависимых. У человека, не получающего должного лечения, как правило, есть сильная тяга вновь употреблять алкоголь. Выйдя из этого реабилитационного центра, первое, что он сделает – употребит алкоголь. Так как он возможно не принимает никаких препаратов, которые могут снизить эту тягу.

Евгению Осину необходимо лечение в клинике с соответствующей медицинской лицензией. В течение месяца как минимум он должен принимать определенные медикаментозные препараты и находиться под наблюдением врачей. Причем именно врачей, а не психологов. Работать психологам с ним еще рано, к психологической работе над собой он еще не готов.

Евгению на данный момент необходимо комплексное медицинское обследование, которое проведут врачи – наркологи, неврологи, психиатры, кардиологи и др., Это поможет диагностировать степень разрушения органов-мишеней – сердца, печени, поджелудочной железы, которые всегда страдают от употребления алкоголя. Печень Евгения наверняка находится в предциррозном состоянии. И если у пациента цирроз или предциррозное состояние, то ему нужна соответствующая диета, которую назначают в серьёзном медицинском учреждении.

В сюжете, который показали по ТВ, телезрители узнали, что по вторникам и четвергам в реабилитационном центре нет повара, и что пациенты сами готовят себе еду. В сюжете Осин что-то жарит себе на сковороде. Отмечаем, что при его состоянии здоровья, а скорее всего, у него гастрит и панкреатит, бесконтрольно употреблять жареные продукты небезопасно.

Мы предлагаем свою помощь – системное обследование и лечение в клинике Маршака. Мы готовы взять на себя финансовую сторону вопроса. Мы видим, что человеку действительно нужна квалифицированная помощь. Мы готовы принять Евгения Осина в нашу клинику, где профессионально проведем необходимые обследования и обеспечим полный комплекс медицинской поддержки, необходимый в первый месяц для больного алкоголизмом в таком состоянии.

После того, как ему будет оказана медицинская помощь, мы предложим ему и психотерапевтическую помощь. Когда его мозг после медицинской поддержки начнет нормально работать, более активно чем сейчас, с ним начнет проводить психологическую работу прикрепленный к нему индивидуальный психолог, а также он сможет посещать психотерапевтические группы, которые также проводятся в нашей клинике для людей с такой же проблемой. Мы оцениваем, что в случае господина Осина такая работа (медицинская часть, затем психотерапевтическая) займет не менее двух месяцев. Лишь тогда можно говорить о результате лечения, и то – лишь предварительном.

В одном из последующих сюжетов программы «Прямой эфир» мы увидели еще одного известного российского исполнителя и автора песен Криса Кельми. Его также уговорили отправиться в Таиланд в то же учреждение, что и Евгения Осина.

Отмечаем, что физическое состояние и степень заболевания Криса Кельми являются еще более серьёзными. Человек с трудом говорит и передвигается. Он также однозначно нуждается в квалифицированной и незамедлительной медицинской помощи.

В заключение хотим отметить следующее. К сожалению, включение видеосюжетов с участием Евгения Осина и Криса Кельми в программы «Прямой эфир» — это прямое оскорбление и унижение чести и достоинства этих талантливых людей, попавших в беду. В настоящее время под влиянием болезни они явно неадекватно мыслят и рассуждают, и показывать это на телеэкранах миллионам телезрителей – это нарушение прав людей, которые беспомощны и не способны за себя постоять. Уже не говоря о том, что пациенты, проходящие лечение в наркологических клиниках и РЦ, имеют право на анонимность, и мы сомневаемся, что Осин и Кельми давали письменное разрешение о снятии анонимности, что является необходимым и юридически правильным аспектом их лечения».