Худшие опасения относительно каталонского референдума оправдались — волеизъявление людей превратилось в хаос с беспорядками, драками и даже стрельбой резиновыми пулями.

По первым обнародованным местными властями данным, при явке в 2,3 млн. из 5,3 млн. избирателей за независимость отдали свои голоса 90 % голосовавших. Глава Каталонии Карлес Пучдемон отметил, что жители провинции заслужили право на создание собственного государства: «Мы заслужили, чтобы нас слышали, чтобы нас уважали, чтобы нас признали <…> Мы сами вольны выбирать свое будущее, у нас есть право на свободу и на мирную жизнь <…>».

Мадрид провозгласил голосование незаконным. «Референдума сегодня не было, — отметил испанский премьер Мариано Рахой. — Сегодня все испанцы увидели, что власть закона сильна и реальна, и она ограничивает тех, кто подрывает основы правового государства. Она действует законными методами, отвечает на провокации и делает это эффективно и невозмутимо». В беспокойную провинцию перебросили силы Гражданской гвардии. Они любым способом пытались помешать народному волеизъявлению, порой силовики и голосующие вступали в стычки, стражи порядка применяли в том числе и резиновые пули. При столкновениях пострадали больше 840 человек.

Соответствующие заявления делали и федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель, и американский президент Дональд Трамп. Руководство ЕС сообщало, что в случае отделения автоматическое членство в Евросоюзе Каталонии предоставлено не будет. После референдума Меркель, однако, потребовала от Рахоя объяснить, почему полиция демократического государства была настолько жестока с избирателями. Правительство Испании сообщило, что меры воздействия применялись не к людям, а к электоральным материалам — например, бюллетеням для голосования.

Парламент должен принять формальное решение о провозглашении независимости на протяжении 2-х дней. Это может спровоцировать самый крупный политический кризис в стране. Рахой дал обещание, что диалог с Каталонией будет вестись в рамках закона.

Граждан Каталонии можно было бы назвать «европейскими курдами». Не учитывая то, что у них формально есть свое карликовое государство — Андорра. Примечательно, что Каталония голосовала через неделю после того, как в Иракском Курдистане был проведен референдум.

Действующая правящая коалиция Каталонии во главе с президентом Карлосом Пучдемоном специально работала на отделение от Испании. Коалиция хоть и очень разношерстна — она включает в себя и правых умеренных националистов, и местных социалистов, и радикальных леваков CUP — однако у всех данных партий в программе присутствует решительные тезис: Каталония должна быть независимой.

Референдум 1 октября состоялся практически через 3 года после всенародного анкетирования, которое поначалу тоже называлось референдумом. Тогда, 9 ноября 2014 года, в гораздо более комфортных условиях при явке, составившей менее 40 % избирателей, 82 % проголосовали за независимость Каталонии.

На этот раз спокойно провести голосование Мадрид не дал: из столицы были направлены части Гражданской гвардии. Гвардейцы по причине недружелюбия местных вынуждены были разместиться на кораблях близ Барселоны и Таррагона. Ставка Мадрида на чужаков понятна — каталонская полиция «моссас» выступила относительно сепаратистов с позиций дружественного нейтралитета, а иногда даже открыто поддерживала сепаратистов.

Перед проведением референдума угадывалась тактика противоборствующих сторон — завезенная из Испании гвардия обязана была ездить по участкам для голосования, пытаясь забрать бюллетени до старта плебисцита и до прихода первых активистов. Чтобы противодействовать данному сценарию, сторонники проведения референдумов стали собираться возле участков с позднего вечера субботы.

Утром воскресенья гвардия начала атаку одновременно на нескольких участках. Сценарий был жестким — полицейские дубинками избивали явившихся избирателей. Однако к полудню кавалерийский наскок испанцев выдохся. Успех был незначительный: согласно данным испанского МВД, к вечеру из более чем 2000 участков закрыли всего 92.

Репутационные издержки такой тактики будут, вероятно, велики — кадры с окровавленными стариками из Барселонеты в течении нескольких часов облетели весь мир. «Испанцы ведут себя как оккупанты», — отмечал один из местных чиновников.

Толпы желающих принять участие в референдуме растягивались и петляли за сотни метров от школ, которые стали избирательными участками в центре Барселоны. Тем кто проголосовал аплодировали. Они, отдав свой голос, никуда не уходили, а продолжали стоять возле избирательных участков, создавая массовку. «Чем больше нас тут, тем меньше будет охота полиции сюда соваться», — рассказал один из каталонцев. Местные активно координировались: новости о действиях полицейских очень быстро разлетались по социальным сетям и месенджерам. «Испанией продолжают управлять фашисты!» — заявил взволнованный активист, изучающий сообщения о проделках силовиков.

С целью обезопасить местных жителей от произвола людей в погонах, организаторам голосования пришлось пойти на экспериментальные меры. Избиратель не был прикреплен к конкретному участку, он только был отмечен в единой базе избирателей. После того как он получал бюллетень, его вычеркивали из списка, с целью избежать повторного голосования. Для идентификации, помимо данных паспорта, использовался номер мобильного телефона.

Активные «антигвардейские» меры принимали где-то до 16:00, потом стало ясно — каталонцы одержали победу, полицейских и гвардейцев в центре Барселоны просто нет. На смену нервному ожиданию разгона пришла эйфория. Однако это Барселона — в маленьких городках Каталонии и в пригородах столицы силовики вели себя намного более отвязно. Дело доходило до откровенного избиения, а также стрельбы резиновыми пулями.

Нужно отметить, что в Барселоне находились не только сторонники независимости. За единство Испании на площади Каталонии митинговало несколько десятков человек, по большей степени стриженных «под ноль» мужчин. Они даже участвовали в небольшой стычке со сторонником независимости. Происпанский митинг продлился несколько часов, однако рассосался практически мгновенно — местные активисты недвусмысленно дали понять бритоголовым, что им тут не рады.

Закончилось голосование торжественно. Граждане Каталонии, стоя в дверях школы, пели гимн своей родины. Их референдум — хоть его и мало кто признает со стороны — все-таки прошел. Игравший мускулами Мадрид оказался в слабой позиции — жестокость полицейских относительно безоружных людей была запечатлена и немедленно оказалась достоянием общественности. Осталось слово за парламентом. Возможно, что воскресенье — только пролог веселой недели, предстоящей Каталонии.