Мониторинг Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС показал, что в нынешнем году количество россиян, считающих себя бедными, сократилось и вернулось к уровню 5-летней давности.

В нынешнем году 29% из 2 тыс. респондентов назвали свой уровень материального положения низким. А в 2015 и 2016 годах как «плохое или очень плохое» свое материальное положение отметили 33% опрошенных.

Доля россиян, считающих материальное положение своей семьи плохим или очень плохим, во II квартале нынешнего года составила 29%. Такое же количество было в 2012 году. Эти данные приведены в мониторинге РАНХиГС, который основан на информации Росстата. За этот же период в 2015 и 2016 годах 33% граждан России оценивали свой уровень жизни как низкий. Причем в 2014-м был зарегистрирован самый оптимистичный показатель (за период наблюдений с 2000 до 2017 года) — 24%.

— В целом во II квартале 2017 года население более позитивно оценило свое материальное положение, чем во II квартале 2015-го и 2016-го. Но хуже, чем в 2013-м и 2014-м, — сообщили в РАНХиГС.

Старший эксперт-консультант Всероссийского центра изучения общественного мнения Олег Чернозуб отметил, что за период с конца 2014 по сентябрь 2016 года случилось существенное ухудшение материального положения граждан России.

— Преимущественно — за счет «сползания» «среднего класса» в страту «бедных», в то время как наиболее обеспеченные группы практически не пострадали, — сообщил специалист.

Заведующая кафедрой социально-гуманитарных дисциплин факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Елена Зарецкая полагает, что на самом деле процент людей, живущих бедно, выше — просто не каждого охватили фокус-группы, а кто-то не хочет признавать свою несостоятельность. При этом специалист сообщила, что небольшое колебание вверх-вниз этого показателя с 2000 до 2017 года некритично.

— Конечно, процент бедности у нас высокий, но в последнее время это было связано с очередным витком повышения цен и общим ощущением депрессии. Такое состояние приводило к ощущениям, что всё плохо — в частности, материальное состояние казалось хуже, чем раньше, — добавила Елена Зарецкая.

Оценка населением собственного уровня жизни не всегда характеризует реальное положение дел — амбициозный человек всегда уверен, что ему нужно больше зарабатывать, и может быть не до конца объективным. Однако многие в 2015–2016 годах на самом деле потеряли работу или часть доходов.

Член ОП РФ, директор АНО «НИЦ «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева отметила, что показатели мониторинга РАНХиГС сообщают о запоздалой реакции населения — через 2-3 года после начала кризиса. Курбангалеева объясняет это определенной социальной инерцией. Это говорит о том, что более значительная реакция на улучшение экономической ситуации, произошедшее в нынешнем году, еще последует.