Суд по ошибке отдал родным жертвы телефон убийцы. Прочитав переписку, они узнали, что следствие скрыло ещё одного преступника.

Скриншот переписки осужденного А. Васильева

Елена и Олег Юрченко из Южно-Сахалинска потеряли своего сына в октябре 2016 года. 21-летнего Максима Юрченко убили в драке. Позже эксперты насчитали на его теле 130 ножевых ранений. Тело буквально рассыпалось в руках патологоанатомов, сообщает Mash.

Убийцу поймали быстро — им оказался 30-летний местный житель Александр Васильев. После приговора суда, семье, как и положено, вернули вещи сына, а среди них и мобильный телефон. Только вот в пакете оказались два телефона, и оба — не их сына.

Фото: © Следственный комитет РФ по Сахалинской области

— Мы поняли, чей это телефон, только когда включили его. Суд по ошибке выдал нам мобильник убийцы, — сказала мать убитого Елена Юрченко.

Осужденный Александр Васильев выдает следствию свой мобильный телефон.

Содержимое аппаратов неожиданно поставило под вопрос все дело об убийстве Макса. Оказалось, что в убийстве 21-летнего Максима Юрченко участвовали два человека. Но под следствие почему-то пошел только один.

Скриншот переписки осужденного А. Васильева

Свидетель или сообщник?

Это Евгений Дяченко, кличка Дикий. Согласно материалам дела, в ту ночь был вместе с будущим осужденным Васильевым, но сам ничего не видел, потому что было темно. Переписка в телефоне, правда, раскрывает иную историю: не только видел, но и принимал активное участие. Только почему следователи игнорируют эти факты? Как они могли не заметить сотни голосовых сообщений и смс в телефоне Васильева, указывающих на то, что Дяченко — активный соучастник? По мнению родителей погибшего Максима, Женю Дяченко отмазали родители, которые служат в силовых структурах и имеют большое влияние.

Евгений Дяченко, кличка Дикий

Из обращения Юрченко к директору ФСБ России А. Бортникову:

«… опасаемся противодействия со стороны следователя и родственников Дяченко Е.В. Многочисленные родственники последнего проходят службу в силовых подразделениях Сахалинской области, его отец и мать служат в структуре ФСБ по Сахалинской области».

«… были скрыты очевидные доказательства причастности Иванова М.А. и Дяченко Е.В. к убийству нашего сына, а именно — убрана из дела подтверждающая групповое убийство переписка, сохранённая в телефоне Васильева А.В.».

Признание:

Первое, что бросилось в глаза родителям погибшего, — признательные показания убийцы. Васильев изложил все подробности той ночи в мельчайших деталях, кто и как ему помогал справиться с Максимом.

Из первоначальных показаний Александра Васильева:

«Мирон кричал мне: «Саня, убивай уже быстрее, тут палево стоять». И в тот момент Максим подскочил на ноги и стал убегать в сторону моей машины, потом повернул в кювет, убегая в сторону леса. Я закричал Жене (Дяченко. — Прим. ред.), чтобы он ловил его, так как я понимал, что он где-то рядом. Женя быстро догнал его и повалил на землю, я к ним подбежал и начал наносить удары ножом в область шеи и груди. Максим сопротивлялся, и я попросил Женю держать ему руки. Женя начал пинать его по голове, пытаясь вырубить, чтобы Максим потерял сознание. Я наносил удары в шею для того, чтобы Максим быстрее умер и не мучился, так как нож был маленький».
Эти показания убийца отправил своему адвокату по электронной почте, в ответ получил исправленную версию и строгую инструкцию, как и что говорить на судах и допросах. «Новые» показания присутствуют в материалах уголовного дела, эта версия звучит и на допросах, и в ходе судебных заседаний. Настоящая же «признанка» так и осталась бы в телефоне убийцы. Если бы не та самая ошибка суда, выдавшего «ненужный» телефон.

Погибший Максим Юрченко

7 июня Сахалинский городской суд приговорил Александра Васильева, убийцу 21-летнего сахалинца, к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы. После обращения родителей убитого Макса Юрченко, Следственный комитет Сахалина начал свою собственную проверку, которая пока ни к чему не привела, сообщает Mash.