Самый богатый суверенный инвестор мира — Пенсионный фонд Норвегии — принял решение избавиться от активов РФ.

Каким бы стабильным не было в течении последнего года положение российского рубля, все больше факторов складывается в пользу его скорого ослабления. Ранее мы уже отмечали то, что одним из основных рисков для российской валюты может быть предстоящее изъятие с рынка долларовой ликвидности американскими финансовыми властями. Увеличение объема заимствований американским Минфином повсеместно приведет к резкому сокращению долларовой массы в обороте и росту курса валюты США. Также и к рублю.

Впрочем, как оказывается, это не единственный видимый риск, который нависает над рублем РФ. Сейчас стало окончательно понятно, что самый крупный держатель российского госдолга и инвестор в рублевые активы — Пенсионный фонд Норвегии — все-таки принял решение полностью ликвидировать свои вложения в РФ, оставив себе только бумаги, номинированные в долларах, евро и британских фунтах.

Пенсионный фонд Норвегии является крупнейшим суверенным фондом в мире, в нынешнем году размеры его активов достигли 1 триллиона долларов.

Пострадают не только российские активы фонда, а также и все его вложения в развивающиеся страны.

О том, почему Пенсионный фонд Норвегии отказался от российского рынка (и развивающихся рынков вообще) доподлинно мало что известно. Видимо, что это не связано конкретно с положением дел вокруг России, а, вероятнее всего, носит всеобщий характер. Вполне возможно, что руководителей фондом перестало удовлетворять сочетание доходности и рисков вложения в развивающиеся рынки.

Данное решение фонда является очень неприятной новостью для РФ. Дело в том, что он является одним из самых крупных инвесторов в российские облигации федерального займа (ОФЗ). Напомним, что некоторое время назад этот актив был для России чуть ли не заменителем нефти, так как, благодаря удачной разнице в процентных ставках в России и на Западе, оказался наиболее интересным активом для спекулятивных инвестиций. На языке финансистов данные операции носят название керри-трейд.
Согласно некоторым данным, на сегодняшний день на балансе фонда могут быть российские ОФЗ на сумму примерно 3 миллиардов долларов, или около 10% всех иностранных вложений в этот актив.

Если фонд решит распродать свой российский портфель вырученные им рубли хлынут на валютный рынок. Учитывая такой значительный объем предстоящей покупки, нет сомнений, что она спровоцирует резкий рост курса доллара и ослабление российского рубля.

Чтобы не допустить обесценивания рублевой выручки, норвежцы, вероятнее всего, попробуют продавать рубли не сразу, а постепенно. Но, учитывая общие размеры суммы и дефицит времени, вряд ли это даст возможность избежать скачка курса доллара.

Это далеко не единственная проблема, которая связана с решением норвежцев.
Куда больше рисков несет с собой сам «дурной пример», который показывает фонд. Следом за ним избавиться от российских облигаций могут решить и другие инвесторы-нерезиденты. Вероятная цепная реакция является в данном случае одной из основных угроз для российского рубля.

«Если они прекращают инвестиции в рубль и прочие валюты развивающихся стран, это дальновидное решение на перспективу ближайшего года, — рассказал аналитик „Золотого монетного дома“ Дмитрий Голубовский. — Но оно недальновидное на долгосрочную перспективу».

Специалист считает, что коррекция рубля давно назрела и к ней надо быть готовым. Но вместе с тем она вряд ли окажется затяжной. По крайней мере, уход норвежцев не будет являться для российского рынка бесконечной трагедией.

«Я не думаю, что прекращение норвежского денежного потока окажет серьезное давление на русский долговой рынок, — отмечает Голубовский. — Но у него и без этого постепенно встают на горизонте поводы для коррекции, а у рубля — поводы для слабости. Я считаю, что по рублю сейчас подтверждается локальное дно и формируется среднесрочный разворот с целями на 62+. Однако долгосрочные перспективы развивающихся рынков хороши. Мы сейчас на дне цикла».

Эксперт считает, что осталось потерпеть совсем чуть-чуть — и начнется долгий тренд падения доллара и ускорения перетока капитала на периферию глобальной экономики.