«Народные журналисты» про Медиа-Форум «Оренбуржье-2014»

11

Виталий Койрах

— «Медиафорум». Панельные дискуссии.

На манеже М. Шевченко. Этот г-н с Первого канала будет учить, как правильно любить родину… А так, всё по накатанной, как в 2013: груминг, кормёжа, лакомства…»

excalibur2.livejournal.com

 — Оказывается, среди номинаций губернаторской премии, которая ежегодно вручается журналистам, редакциям средств массовой информации, полиграфическим предприятиям, есть и такая — «Хрустальный мир». Так называется, если кто забыл, рассказ Пелевина. Начинается он словами: «Каждый, кому 24 октября 1917 года доводилось нюхать кокаин на безлюдных и бесчеловечных петроградских проспектах…»

По-моему, это точка. Нет? Многоточие?»

leonid-maslov.livejournal.com

ДУРНАЛИСТОВ с победой)))

Больше всего мне лично понравилось представление пропагандистской шавки Максимки Шевченко — однофамилец — хе-хе. Мало того — Леонардыч решил поучить местных олухов царя не… областного — как противостоять народной журналистике. Ума не приложу — что такое «народная журналистика», но сама формулировка его обучения попахивает г*****ом. Кстати, обучение как такового не состоялось…

Не знаю какая чушня оценивала этих «цепных псов» губернатора с журналистской точки зрения, но со стороны губернаторской свиты — нам ничего умного не продемонстрировали. Угадайте с 3 раз — кого награждали с избытком? Естественно тех, кто искуснее вылизывает задницы. Поздравьте, власть тупейшим образом выдает всех скопом, кто ежедневно стирает ее за****ые трусы.

Но меня смущает другое. Власть мерзопакостно ассоциирует этот сонм пиарастов с настоящей журналистикой и приписывает этим моральным уродцам право вещать от имени всего журналистского сообщества и общества тоже…. Впрочем такие смысловые подмены — ее обычная практика… Все это на фоне событий, связанных с «Дождем» — скорбное зрелище…»

koscha.livejournal.com

В отчете пресс-службы губернатора о прошедшем форуме, сочиненном, разумеется, задолго до его начала, происходившее в большом зале Драмтеатра описано так: Максим Шевченко обсуждал с аудиторией противостояние традиционных средств массовой информации и народной журналистики, выясняя за кем будущее.

Ну не смешно?

Нет, конечно, тема сисек была раскрыта. Молодые журналистки после некоторых реплик мэтра неприятно морщились и даже краснели. Но аудитория собиралась не за этим.

Была парочка толковых советов — как-то «У вас есть 15 минут, после того как событие произошло, чтобы разместить информацию о нем в интернете» и «Крошите интернетовские тексты на мелкие абзацы» — но на этом всё.

Умилил понятийный аппарат, которым жонглировал МШ. Вордпресс, вордпресс, вордпресс всего 200 баксов стОит. И «Спутник и погром», «Спутник и погром». Да в этой аудитории никто за очень редким исключением малейшего понятия не имеет, что такое вордпресс и что такое «СиП».

Да, друзья мои, лично опросил прямо в зале полтора десятка человек, знают ли они, что такое «Спутник и погром». Оренбургские журналисты в абсолютном неведении.

Так ведь надо готовиться к аудитории. Между прочим, он неоднократно хлестался, что четко просчитывает аудиторию своего сайта, но аудиторию своей лекции просчитать не осилил.

Пациент путался в понятиях хостинг (квартира для сайта) и хосты (гости, которые эту квартиру посетили), полагая, что это одно и тоже, видимо по аналогии с парковка-паркинг.

А про блоги, социальные сети, жеманно названные организаторами народной журналистикой, ему в принципе сказать нечего, он далёк от темы, как Москва от Эльбруса. Хотели поговорить об этом — надо было звать известного блогера, а не только шнырявого кибальчиша. А в зал местных безвестных блогеров пригласить, студентов там, и т.д.

Так что большой привет и организаторам.

Хотя для местных журналистов, особенно из глубинки, это все неактуально. У них другие проблемы. Но это и другая тема.»

shergi.livejournal.com

 — Медиафорум, секция Максим Шевченко.

Изначально предполагалось, что будет обсуждаться тема «Традиционные средства массовой информации VS народная журналистика – за кем будущее?». На деле все ограничилось рассказом как работает «кавказская политика». В этом ракурсе я бы предпочел послушать основателей ЛайфНьюс. Время провел не бесполезно, но гость явно не готовился и регулярно утекал от темы в общие рассуждения. Хотя и общие рассуждения сами по себе тоже интересны.

На панельной дискуссии… название так и намекает, что вторая и первая древнейшие профессии не такие уж и разные… Да. Так вот. На панельной дискуссии оренбургская журналистика в очередной раз показала, что она не умеет задавать лаконичные вопросы по существу, а предпочитает длительные пространные измышления на отвлеченные темы, балует себя риторическими вопросами и чем-то вроде «я тоже журналист, смотрите какой я умный». По ходу люди так любят звук своего голоса, что тема разговора уже не так важна. Местами увлекшись рассуждениями журналист оказывается не в состоянии сформулировать вопрос. Гость вынужден переспрашивать, а в чем именно вопрос. Оренбургская журналистика может задавать вопрос и не давать возможности ответить, постоянно перебивая малозначительными уточнениями. Раза три-четыре М.Л.Шевченко раздраженно просил очередной самородок дать ему закончить мысль.

Короче все взрослые, все образованные, кто-то оппозиционер, кто-то с крутыми наградами, но с воспитанием плохо у всех.

Порадовало, как под конец Шевченко рубился с Соколовым из Геометрии. Вот это было прикольно.»

faiman.livejournal.com

 — У нас тут на «медиафоруме» был чувак. Из «Геометрии». Говорил как снимать. Чудовищно. На моей памяти за 5 лет работы в мск. слышал лишь одно упоминание об этом ресурсе. От стажёра. Он не продержался и месяца. И «исчё». Когда шеф-редактор этого ресурса сказал, что любой фотограф его издания(а их 2000) положит любого фотографа страны…Нарцисс, что ли?»

Олег Рукавицын

— Как вам медиафорум, друзья?

Меня впечатлил Шевченко – даже не поленилась сделать почти что стенограмму его выступления на «творческой встрече»… В общем, лекция… А вот про панельную дискуссию в голубом зале отпишусь отдельно! Одно название чего стоит и выбранное место!

Почерк Леонардовича или New-Media Максима Шевченко.

На IV региональном Медиафоруме, прошедшем в Оренбурге в пятницу, известный российский журналист Максим Шевченко рассказал оренбургским коллегам о своем видении основных принципов современной журналистики.

Развитие коммуникации происходит неотделимо от развития цивилизаций – от наскальной живописи до современных интернет-ресурсов. Способы коммуникации изменяются под влиянием экономических и социальных процессов, в результате развития прогресса и благодаря отдельным личностям. В числе многочисленных изобретений Леонардо да Винчи – специфически закодированный способ письма – зеркальный почерк или почерк Леонардо. Будучи зашифрованным, он был предназначен не для всех, как бы мы сказали сейчас, для конкретной аудитории. О том, какие коды и принципы применимы в современной онлайн журналистике, в нью-медиа рассказал Максим Леонардович на примере собственного опыта. Из трех творческих встреч, проходивших одновременно, встреча с Максимом Шевченко привлекла наибольшее количество участников. Такой интерес объясним, на мой взгляд, не только харизматичностью выступающего, но и актуальностью темы. Вопрос о перспективах развития традиционных и нетрадиционных СМИ волнует профессиональное сообщество с момента возникновения интернета.

Свою мысль Максим Леонардович начал с того, что развитие интернета и гаджетов приводит к появлению новых оперативных форматов.

«Вопрос традиционных медиа и нетрадиционных не в том, что одни упорно держатся за бумагу, и отрицают все остальное, а вторые развиваются с использованием новых технологий, а в фиксации дискурса и ответственности за дискурс. Иначе можно было бы и наскальную живопись считать традиционными медиа, а все чтобы появилось потом авангардом. Принципиальное различие медиа сегодня в том, что есть медиа, которые отвечают по закону – зарегистрированные СМИ, а есть огромное медиа-пространство в Интернете, сообщества объемом 2 – 4 млн. человек, которые создаются на коленке и подразумевают азарт, верность, фантазию, а иногда нарушение законодательства. Но так как они зачастую не зарегистрированы как СМИ, то как бы они вообще не СМИ, при этом их аудитория невероятна по размеру. И здесь необходимо менять точку зрения, менять свой взгляд на это медиа-пространство. Я сам долгое время считал, что Интернет – это помойка, пока не понял, что это совершенно новый тип человеческой коммуникации, формирующий новый тип социально-информационного пространства, в котором ты если не участвуешь, то как бы выпадаешь из жизни»

Максим Леонардович признался, что в силу своего консерватизма, он долго сопротивлялся работе с гаджетами, пока ему не подарили айпад, который стал в итоге главным помощником в работе. «Медиа в бумажном виде попадают мне в руки лишь в самолете. Сейчас для меня весь мой газетный киоск в айпаде, и это главный инструмент в работе».

Что касается СМИ на бумажных носителях, то, по мнению автора, в перспективе интерес читателей может сохраниться в той же мере, что и сегодня, к глянцевым журналам, так как многие журналы становятся уже не просто СМИ, а произведениями искусства, тем самым удовлетворяя потребность людей развитого общества в роскоши и красоте.

«Это как в позднее Средневековье – можно сделать просто стакан, а можно сделать стакан из венецианского стекла, изогнутый в виде розы, к примеру. Так и современные журналы становятся своеобразными артефактами, чтобы конкурировать и привлекать аудиторию. Фотографии в этих изданиях тоже уже не просто свидетельство, а произведения искусства, даже если взять репортажи в таких изданиях как «News Week», «Paris Match» или «Times». Эта конкуренция вкуса, конкуренция качества является одним из важнейших факторов развития, в том числе и публичной эстетики. Таким образом, подытожил Шевченко о бумажных и интернет-СМИ, бумага, как и шкура мамонта, как камни постепенно становится объектом действия искусства, нежели реальным носителем информации».

Предвосхитив мое внутреннее возражение по поводу того, что далеко не все готовы обратиться к интернет — СМИ, что это зависит и от технических возможностей, уровня жизни людей, и что, например, в Оренбургской области, аудитория газет, радио и телевидения будет еще долгие годы превышать аудиторию интерет-СМИ, автор блеснул знанием биосферы Оренбургских степей, предположив, что есть и у нас отдаленные уголки, где пасутся лошади Пржевальского, где нет интернета, и где газета остается главным источником информации. Но тут же привел пример глухой казахской деревни под Атерау, где есть широкополосный интернет, потому что это необходимо сыну младшего сотрудника администрации президента Казахстана. «Прогресс приходит в самые отдаленные места» — заключил автор.

«Это я все к тому, что развитие интернет-технологий — это и есть настоящий носитель, который будет развиваться, это бумага нового типа. И работать надо только с этим носителем прежде всего. Это дешевле по технологическим затратам, хотя цены в этой сфере будут расти. И чем дольше мы будем игнорировать этот носитель, тем меньше мы будем контролировать рост цен, тем сложнее и накладнее будет выходить на этот рынок с новыми медиа. Эта мультимедийная современная структура для традиционных газет подразумевает возможности совершенно иного плана».

Два года назад Максим Шевченко вышел на этот рынок со своим продуктом — ресурсом «Кавказская политика».

«Кавказ – такое большое пространство, в котором проживает около 69 национальностей. В каждой республике есть свои газеты, но нет единого медийного пространства. Единое региональное СМИ там просто необходимо и для экономического развития и межнациональных отношений. Медиа связаны и с инвестициями, и с экономическим климатом. Начал делать это на дешевой платформе WordPress, буквально на коленке за свои деньги. В итоге родилось серьезное СМИ. Сейчас мы получили инвестиции и разрабатываем новую оболочку, в которой будут совмещены все виды мультимедиа – информационная часть, аудио, видео, сетевая часть – возможност ь для пользователей заводить блоги, создавать свои микро-СМИ в нашей оболочке, потому что современное медиа должно быть представлено разными социальными группами. Невозможно точно попасть в аудиторию, которая бы включала в себя абсолютно всех. Мы точно просчитали, какая у нас аудитория в регионе и за его пределами. Мы сочли, что для интеллектуального СМИ, которое на серьезном уровне обсуждает проблемы экономики, политики и т.д. наша аудитория составляет примерно 50 тыс. человек в регионе и за его пределами. Это бизнесмены, политики, сотрудники пресс-служб, журналисты, интеллигенция, оппозиция, провластные структуры. 50 тысяч – много это или мало? Если сравнивать с «АиФ», то это, конечно, мало, но это элитная группа, в нее входят все министры, все чиновники, представители спецслужб… Все они в этом регионе сегодня начинают свой день с просмотра Кавказской политики. И я думаю, что мы добьемся того, что это станет такой репрезентативной точкой сборки мнений суждений, оппозиционных, провластных, каких угодно. В этом проекте есть две составляющие – информационная – которая включает 12 человек этнических сотрудников-журналистов и три технических сотрудника. Если бы у меня было бумажное СМИ, то численность сотрудников была бы в 2 раза больше, потому что это закупки, печать, распространение. Все это требуют гораздо большего количества людей. У меня эту часть – выход к аудитории, выход в сеть обеспечивают 3 человека. Я долгое время проработал в «Независимой газете» в Москве. Я понял в свое время, что в России сети распространения контролируют настоящие грабители. И когда я начал издавать свой журнал, то расходы, связанные с прямыми продажами, я стал проводить по графе – непредвиденные рекламные расходы, потому что распространение дохода не приносило. Прямые продажи дохода не приносят, если не брать такие массовые издания как газета «День», «АиФ», «КП». Зарабатывается в основном на косвенных источниках — рекламе, на скрытой рекламе – джинсе, которую я запретил в своей редакции, потому что это деморализует журналиста.

В своей работе наша редакция ориентирована на аналитическую журналистику – каждый день мы выдаем порядка 8 больших текстов, оригинальных, написанных редакцией в Москве или в регионе, которые являются обобщающей аналитикой по той или иной проблеме. У меня работает смешанный интернациональный коллектив. Редактор – чеченец, замредактора – русская девочка, дагестанцы, армянка, грузин, абхазка, калмык. Причем некоторые из них без журналистского образования, но за два года я им попытался донести, что такое новая журналистика. После нашего появления в сети появилось еще 6 проектов, посвященных Кавказу. Мне говорят – вот, это ваши конкуренты, но я говорю, что в электронном пространстве конкурентов не бывает. Чем больше будет медиа, работающих в электронном пространстве в одном и том же месте, тем больше интереса будет к вашей теме. Это не газетный киоск, где я стою с 10 рублями и думаю, какую газету мне купить. Здесь я могу за короткое время пройтись по всем СМИ, и уже сам факт захода является успешным для владельца сайта. У нас посещаемость может быть и не столь велика – порядка 12 тысяч оригинальных хостов в день, но эта цифра для региона очень большая. И мы точно отслеживаем, что человек, зашедший к нам, и прочитавший аналитическую статью, потом идет по социальным сетям, перепостит ее в других сетях, аудитория которых уже не эти 12 тыс. чел. Мы работаем как точка входа в социальные сети, в пространство, которое гораздо шире. Мы понимаем, что нас читают в исследовательских центрах в США, Израиле, Германии, и мы, в свою очередь, способны оперативно корректировать наши темы. Часть аналитических материалов мы не выставляем в открытый доступ. Есть материалы, которые можно прочитать, купив их. Что касается профессиональных требований к современному интернет-журналисту, то он должен быть универсалом. Он должен уметь брать интервью, снимать фото и видео, делать верстку. И при этом брать интервью так, чтобы его сразу можно выложить в сеть, сразу работать на чистовую — быть оперативными, быть первыми. У нас, конечно, есть корректура и редактура, но надо работать так, чтобы свести к минимуму временные затраты на последующую обработку текста, фото или видео. Возникали некоторые сложности с переучиванием журналистов под формат интернета. Пишите так: предложение – абзац, две-три строчки, иначе в интернете очень сложно читать. Посмотрите англоязычные ресурсы – как там тексты оформлены, там просчитана психологическая комфортность восприятия информации. Там настолько сильно уже развита конкуренция в этой сфере, что иначе не выжить, если не просчитывать комфортность для читателя, зрителя. Человек бессознательно выберет тот сайт, который ему более комфортен для восприятия. Новый тип журналистики, в том, что журналист должен быть универсальным солдатом. И надо учиться сразу делать максимально хорошо. Работая в горячих точках за пределами России, я много видел, как работают иностранные журналисты, которые строго соблюдают стандарты. Если ты не будешь соблюдать стандарт, то ты просто умрешь с голоду, особенно это касается фрилансеров, журналистов, которые сначала делают материал, а потом ищут, кому его продать».

Шевченко остановился на психологических особенностях интернет-аудитории.

«То, с чем человек себя может проассоциировать, вызывает у него наибольший интерес. Слишком сложные, совершенные вещи порой вызывают психологическое отторжение – а смогу ли я соответствовать. Порой сложные вещи люди не могут к себе адаптировать ни в душе, ни в сознании. Поэтому зачастую в интернете совершенно неожиданно становятся популярными самые примитивные видео-записи. Снял сам себя какой-то парень, прочитав «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», и сразу тысячи просмотров. Чаще всего люди не хотят прилагать усилия для того, чтобы что-то прочитать. Люди в интернете все разные – это территория свободы. Интернет учит свободе, осознание которой отчасти заключается в принятии того, что люди разные, что у них разные интересы. Кому-то интересны философы, а кому то машины, бабы и бабки».

Отметил автор большое значение видео в приложении к текстам.

«У меня на сайт ни один текст не идет без видео-сопровождения, потому что по большому счету мы призваны развлекать читателя. Вся эта журналистика по большому счету – это развлечение. Конечно, не все в человеческой жизни подчинено жесткой логике – съесть, переспать, получить. Есть вещи абстрактные, нематериальные. Чем более сложное развитие цивилизации, тем большую роль играет форма, эстетика, подача всего. В простой жизни все просто – на войне тебе достаточно, чтобы тебе дали воды, хлеба, поспать два часа, ну может на женщину посмотреть хотя бы издалека, не в военной форме и с несчастным лицом, а в платье. Где войны нет, там уже надо больше воды, хлеба и женщину уже хочется в красивом платье и счастливую желательно. Так устроен человеческий мозг, который в мирной жизни требует более изощренных вещей, более совершенных. Так и в тексте человеку уже недостаточно просто информации. Юмор, интересный поворот мысли – так вырабатывается культура, культурный контекст, который сопровождает цивилизацию. При таком объеме, который мы делаем на сайте Кавказской политики, а это не только Северный Кавказ, это еще и Грузия, Армения, Азербайджан, есть обязательное условие — должны быть люди, которые владеют местными языками, которые владеют культурным контекстом. И в этом еще одно важное отличие интернет-СМИ от печатного. Очень сложно для какого- нибудь виртуального СМИ-издания эту задачу решить в бумажном формате. Для этого бы потребовались колоссальные трудозатраты».

«Оборот интеллекта в интернет-пространстве подразумевает большое количество людей, работа происходит с большей частотой, в результате происходит концентрация интеллекта. Важнейшая задача – медиа-планирование, не рыночное, а содержательное, планирование контента.

Моему старшему сотруднику 25 лет. Я дал такую установку, что для моих журналистов этот проект – это судьба. В зависимости от того, как его сейчас делать, зависит будущее – будешь ли ты гордиться этим проектом, развивать его, получать материальное и моральное вознаграждение за это или он будет проходным в твоей жизни. В этом регионе работать непросто – моим журналистам постоянно угрожают. В этом регионе коррупция и криминал достигают невероятных масштабов. Мы вынуждены лавировать между различными структурами и группами общества. Задача, чтобы журналисты оставались живыми и чтобы они могли делать такие материалы, такие расследования, которые позволяли бы развивать наше общество в демократическом направлении. Я учу своих ребят проводить планерки. В интернет-СМИ, как и в печатном, планерки никто не отменял. Это необходимая составляющая качественного рабочего процесса. Здесь нет ограничения по объему материала, здесь же нет газетной полосы и количества строчек, нет рамки. А когда нет рамки, то порой это сложнее. Какие темы вы выберете в огромном количестве тем в интернете.

В тему автор привел пример про обезьяну в клетке, которая привыкла ощущать себя в четырех стенах, а когда одну стену разрушили, она не могла определиться, что делать в новых обстоятельствах – выйти за пределы или нет. С одной стороны — невероятные возможности, а с другой – страх быть наказанной за нарушение рамок.

«Отсутствие рамок вынуждает нас к большему интеллектуальному усилию, почему с этим работаем, а здесь останавливаемся, почему мы одну тему мы берем, а другую не берем. Интернет позволяет очень важную вещь делать — агрегировать контент. У нас процентов 60 – это репосты, которые мы собираем в интернете. Американские психологи пришли к выводу, что люди заходят не на эксклюзивную информацию, а на информацию вообще, и если они будут знать, что у вас сконцентрирована информация на интересующую их тему, то они будут заходить. Вы станете точкой входа для них по проблемам, которые их интересуют. У нас ежедневно порядка 40 материалов из разных изданий от «Ъ» до частных блогов. Это дает огромный эффект. Читателю зачастую все равно, кем написан материал, важно, чтобы он имел возможность найти полную, всеобъемлющую информацию в одном месте. Сейчас я вам рассказывал про старую оболочку, двухмерную, WordPress за 200 долларов на коленке, которая не позволяла нам развиваться. Сейчас у нас будет новая оболочка. Ее формат будет несколько иным — там будет другое медиа-планирование. Не просто темы дня – а тематическая выдача, как в поисковых системах, но только с той разницей, что выдача будет производиться не автоматически, где материалы зачастую повторяются, а по выбору редактора, который отслеживает наиболее интересные материалы. Такое тематическое планирование совершенно невозможно в бумажном формате – только в электронном. Главная задача интернет-медиа, чтобы к тебе приходил поток читателей. И журналист нью-медиа помимо того, что должен владеть всеми мультимедиа, должен еще работать с сетями – уметь продвигать свой материал, продавать его целевой аудитории. Когда вы сделаете посещаемость сайта порядка 100 тысяч уникальных пользователей, тогда ваша жизнь будет материально обеспечена. Интернет – это способ зарабатывания денег. Завоюешь аудиторию в 2 млн. чел. в день сможешь зарабатывать 2 млн. руб. Один хост – один рубль, условно говоря.

Современная журналистика – на стыке психологии, социологии, философии. Дело так же в скорости.

Максим Леонардович отметил, что современный журналист – отчасти сам себе редактор.

«Тяжело быть редактором самого себя, но надо писать так, чтобы редактура была минимальной, потому что скорость прохода материала изменилась. Написал и быстро выложил в сеть. Сеть — это сообщество людей, которое обозначает свое присутствие в мире, обозначающее причастность к определенному контексту, причем один человек может быть в разных группах, но при этом их количество ограничено, как правило, двумя-тремя контекстными полями – для обычного человека. Сотрудник спецслужб, может быть ориентирован на 10 тем и групп, может больше». Стоит учитывать также, что вместе с авторами меняется и современный читатель – невозможно объять необъятное.

«Человек будущего, да уже и современности способен планировать более осознанно и психологически рефлексированно. Это человек, который обучен анализу собственной рефлексии. Потому что, если не планировать, а безоглядно кидаться в поток информации, то безумие обеспечено. Планирование по интересам — один из способов защиты сознания от того, что больше, чем может вместить в себя человеческий мозг, человеческая психика. Так что, резюмируя – современная журналистика – на стыке психологии, социологии, философии, поисков смысла жизни».

Телевидение – это тоже игра. Люди играют в статус, в удовольствие и в смысл жизни.

«Статус в современно мире – это игра. Но нужно работать на свое имя, на свой статус, на то, чтобы быть респектабельным изданием. Люди играют в статус, в удовольствие и в смысл жизни. Журналисты нового типа готовят не материал, а нечто комплексное – мессидж, послание».

«Новости по телевизору я смотрю только для того, чтобы узнать позицию власти. А что там думают по этому поводу на Олимпе? Что думает та или иная башня Кремля? Узнать информацию я могу гораздо быстрее из интернета. Телевидение – это тоже такой спектакль, игра».

О том, стоит ли бояться испортить отношения с инвестором.

Говоря об отношениях с инвесторами в первую очередь для традиционных СМИ, Максим Шевченко отметил, что не стоит переоценивать значение одного федерального инвестора. Интернет-пространство предполагает свободу. Можно найти разных инвесторов в интернете, с разными интересами. Сетевое пространство позволяет вам быть полностью независимыми, если только вы, конечно, соблюдаете закон.

Отключили вас от одной розетки – подключитесь к другой. Мы же не в Северной Корее живем. И я надеюсь, что у нас такого никогда не будет.

Мамонт – он большой и страшный, но на мамонта можно взглянуть по-другому – как на тонну вкуснейших стейков.

О повышении посещаемости сайта, поиске своей аудитории.

С людьми надо работать, учитывая социальную психологию групп, массовую психологию, индивидуальную. Выигрывать будет тот, кто будет способен учитывать психологию. И здесь не надо гоняться за массовостью. Массовость – обратная сторона качественности. Имидж – тоже существенная вещь для человека».»