О том, с чего все начиналось, как продвигалось строительство, где заказывали купола и колокола и когда здесь отслужили первую службу, мы расспросили директора ООО «Группа компаний «Лист» Евгения Петрова.

— Евгений Иванович, расскажите, как родилась идея строительства храма? И почему вы возвели его именно в селе Аксенкино?

Генеральный директор ООО «Группа
компаний «Лист» Евгений Петров.

— Село Аксенкино – историческая Родина нашей семьи. Здесь родились мы с братом, наши мать и отец, деды и прадеды. Наша семья жила в этом селе с момента его основания, да и сейчас мы с братом там бываем.

Идея строительства храма возникла спонтанно, причем одновременно у нас обоих. Все началось в 2013 году, когда мы приехали в Аксенкино и увидели, что ограждение сельского кладбища фактически разрушено, на могилах пасутся коровы и овцы. Тогда решили сделать на кладбище нормальную металлическую ограду. А через несколько дней в беседе с братом мы почти одновременно озвучили: «А ведь нет в окрестностях на 30 километров ни храма, ни церквушки. Надо бы построить». Так родилась идея, и мы начали ее прорабатывать.

— Как выбирали место под строительство? Обычно ведь новый храм строят там, где стоял старый.

Сохранившееся фото старой церкви.

— Когда-то в нашем селе на самом деле была деревянная церквушка. Но в Советское время ее разрушили. Потом на том месте было зернохранилище, а сегодня стоят школа и интернат для ребят из соседних деревень. Поэтому построить новую церковь на месте старой оказалось невозможно. Место выбиралось на сходе жителей села. Выбрали хорошее, на мой взгляд: недалеко от дороги, чтобы было удобно ходить в церковь в любую погоду. Старая деревянная церковь была названа в честь Великомученика Дмитрия Солунского, это название мы решили сохранить.

— Кто проектировал храм и были ли к проекту какие-нибудь особые требования?

— Мы решили построить церковь в старорусском стиле, ориентируясь примерно на XV век. Я подобную видел в Сергиевом Посаде, и мне очень понравилось. Старорусский стиль – это воздушные своды без прямых перекрытий. Строить очень сложно, но результат поражает. Сегодня могу сказать точно: такой церкви больше нигде нет, она уникальна.

— Когда началось строительство, и как долго оно длилось?

Закладка капсулы
в фундамент храма
19 июля 2014 года.

— К началу 2014 года мы полностью сделали проект храма и согласовали его по церковным канонам с епископом Алексием. Строительство начали в июне 2014 года. 19 июля 2014 года заложили в фундамент капсулу, как это принято по церковным обычаям. Я прекрасно помню этот момент. Собралось очень много народа – человек 200. Съехались люди с окрестных деревень и даже из городов. Был и губернатор области Юрий Берг.

Чуть больше двух лет мы строили церковь. И после того, как работы, в том числе штукатурные, были окончены, оставили церковь на год просто стоять. По церковным канонам расписывать ее внутри можно было лишь спустя это время.

— Сталкивались ли во время строительства с какими-нибудь трудностями?

На строительной площадке.

— Вы знаете, трудностей не возникало. Как-то очень легко строилась эта церковь. Естественно, на первом этапе возвели каркас храма. Вторым этапом был монтаж куполов, колоколен, колоколов. Ну, и самым сложным был, я считаю, этап росписи и изготовления и монтажа иконостаса. Ведь внутреннее убранство храма – это самое главное. Нужно, чтобы человеку было приятно здесь находиться, чтобы туда тянуло вернуться.

— Где заказывали колокола, купола?

— В Нижнем Новгороде в Центре колокольных искусств. И поскольку сегодня звонаря найти практически невозможно, сразу приняли решение, что колокольный звон должен быть автоматическим. В программе заложены больше 50 мелодий, и батюшка самостоятельно может выбрать мелодию, которая соответствует тому или иному празднику.

Церковные купола заказывали в Челябинской области. На монтаж куполов с крестом – приблизительно через год после закладки капсулы – собрались около 500 человек.

— Какие мастера создавали иконостас – оренбургские или иногородние?

Иконостас и паникадило в новом
храме Дмитрия Солунского.

— Сегодня есть много мастерских, которые изготавливают иконостасы, и было очень сложно определить лучших. Но в городе Софрино под Москвой есть предприятие, которое занимается только изготовлением иконостасов, церковной утвари, ювелирных изделий церковного направления, росписью икон. Оно находится под покровительством патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Я объездил несколько мастерских, и остановился именно на этой. Там был заказан иконостас – в том же старорусском стиле, что и церковь, — и вся церковная утварь, а это около 60 изделий: купель для крещения, емкости под святую воду, рака, всевозможные подсвечники и многое другое.

— А кто делал роспись?

— Мастера из Свято-Троицкой Сергиевой лавры. Мы поставили довольно жесткие сроки, поэтому их число доходило до 16 человек. Они расписывали церковь примерно четыре месяца. Это тоже была сложная работа: утверждение проекта росписи, согласование с архиепископом Алексием. Да и сама роспись – очень кропотливое дело, много ликов, которые необходимо было выписать. Когда архиепископ Алексий по окончании работ осмотрел храм, сказал, что, наверное, в Оренбургской области такого качества росписи больше нет.

— Сегодня церковь открыта для прихожан?

— Да, первая служба прошла на Рождество 2017 года, когда состоялось «малое освящение» храма, как оно называется по церковным канонам. Большое освящение пока не делали: нужно проводить крестный ход, а зима выдалась снежная. Решили перенести церемонию на май или июнь этого года. Главное – храм уже действует. По субботам и воскресеньям, а иногда и среди недели здесь идут службы. Церковь практически все время открыта. Люди крестятся, венчаются, провожают родных в последний путь. Приезжают многие жители окрестных деревень. А это говорит о том, что мы с братом сделали нужное для людей дело.

— Вы построили храм. Какие у вас сейчас ощущения?

— Я хоть и человек верующий, но хожу в церковь редко. Строить такой уникальный объект было очень непросто. Когда я после окончания строительства съездил в Сергиев Посад и зашел в старорусский храм, понял: церковь, что мы построили — будто уменьшенная копия этого великолепного строения, датируемого XIV-XV веком. И мне это приятно, честно говоря.