Оксана Чуряк взяла интервью у Максима Фазуллина.

Максим Фазуллин:

  • Директор Ассоциации перевозчиков Оренбурга, кандидат технических наук.
  • Родился в Оренбурге, вырос в Бузулуке Оренбургской области. Получил специальность в ОГУ.
  • Работал в МПК «Оренбургские пассажирские перевозки», возглавлял управление пассажирских перевозок администрации Оренбурга.
  • С октября 2017 года директор Ассоциации перевозчиков Оренбурга.
  • Воспитывает троих детей.

Кандидат технических наук, директор Ассоциации перевозчиков Оренбурга знает о пассажирских перевозках в городе практически все. Но сегодня он расскажет не только о них.

— Вы — уроженец Бузулука. Как и когда попали в Оренбург?

— Родился я в Оренбурге, но родители, окончив медицинский институт, увезли меня в Бузулук, где получили работу. Вырос я действительно в Бузулуке, но к Оренбургу испытываю очень теплое чувство. После окончания школы я поступал в Самарский вуз и уже через пару часов пребывания в этом городе понял, что он мне не нравится, не опрятный какой-то, неприветливый. А вот Оренбург — напротив, сразу вызвал восторг своими пышными клумбами.

— При родителях-медиках «автомобили и автохозяйство» — неожиданный выбор…

— Никогда не хотел быть врачом. Услышал, что есть такая специальность в ОГУ и заинтересовался. Отношусь к тем людям, которые хоть и интуитивно, но сделали верный выбор профессии. Ни разу я не пожалел, что работаю в транспортной сфере.

— Студент Фазуллин жил рядом с университетом?

— Нет, в Степном. Очень люблю этот район. Ездили с товарищами, с которыми снимали квартиру, вместе на занятия.

— Брали штурмом автобусы?

— Брали и автобусы «Аутосаны», и троллейбусы. Не помню, чтобы когда-нибудь они были свободными.

— Там было все хорошо с общественным транспортом?

— Мне трудно судить о том времени. Я ездил в школу с пятого класса. Если сначала ездили муниципальные автобусы «ЛИАзы», то потом МУП начал разваливаться и на маршрутах появились и старые «Рафы», и «КАвЗы», и «УАЗы», и «ПАЗы». Это был переходный период от общего к частному, я думаю. Могу сказать, что мало где в России муниципальные и региональные власти смогли сохранить муниципальный транспорт и частных перевозчиков там нет. В начале двухтысячных повсеместно разорялись и приватизировались государственные предприятия. На их место приходили те, кто имел старый микроавтобус или автобус. Одни получали возможность доехать, другие — прокормить семью.

— Как учился Максим Фазуллин?

— Закончил я обучение с красным дипломом и Сертификатом интеллектуального ресурса России. Мне действительно нравилось то, чему и как нас учили. Тогда еще был советский профессорско-преподавательский состав, система обучения. Кстати, моя дипломная работа заняла 1 место на Всероссийском конкурсе. Потом окончил аспирантуру, защитил кандидатскую диссертацию. Жили с женой в общежитии, там родился старший сын.

— Первое место работы по специальности?

— Муниципальное казенное предприятие «Оренбургские пассажирские перевозки» начальником отдела снабжения, потом отдела эксплуатации. В администрацию Оренбурга на должность начальника управления пассажирского транспорта пришел с пониманием происходящего в перевозках, хотя и было мне 27 лет.

— Думаю, многие ждут от вас, Максим, ответа именно на этот вопрос: из  администрации Оренбурга уволился сам или добровольно-принудительно?

— Когда я принес заявление об увольнении по собственному желанию моему непосредственному руководителю, он очень удивился. Действительно, я работал с удовольствием. Надеюсь, что сумел сделать немало, начиная с мелочей, чтобы номер маршрута висел во всех автобусах в правом верхнем углу, до проведения конкурсов на право осуществления пассажирских перевозок по городским маршрутам. Перевозчики сопротивлялись проведению конкурса, но большая разъяснительная работа возымела действие, и мы обошлись без забастовок, как раньше. Но вариантов не было. 130 перевозчиков работало в городе, на одном маршруте их могло быть до 20-ти.

Это сейчас модно ругать ПАЗы, а в 2013 году, когда частные перевозчики, готовясь к первому конкурсу, купили более двухсот новых автобусов ПАЗ, все радовались. За пять лет в транспортном обслуживании оренбуржцев произошли позитивные перемены: появились информаторы, проездные билеты, ГЛОНАС, водители придерживаются графика движения. Этого всего невозможно было сделать без понимания со стороны всех участников процесса.

 — Сейчас буду спрашивать, как моя соседка тетя Люба: вы же были начальником управления пассажирского транспорта целой администрации Оренбурга. Почему не скомандовал всем перевозчикам — поменять ПАЗы на другие автобусы?

— Не имел я полномочий так скомандовать. Начальнику управления даже муниципальный транспорт не подотчетен, он находится в ведении комитета по управлению имуществом администрации Оренбурга.

— Так почему уволился, Максим?

— Я не озвучу причину. Есть такие темы, как например, взаимоотношения людей, они не должны быть публичными. Решил расширить горизонты и сделал это.

— Чему важному научился, работая чиновником?

— Многому. Выстраивать взаимоотношения, организовывать масштабные мероприятия, понимать, как принимаются решения и от чего зависят. В администрации Оренбурга работает много хороших людей, профессионалов, знакомством с которыми я горжусь.

— Так совпало, что вы уволились из администрации и через несколько месяцев возглавили Ассоциацию перевозчиков или «все по плану»?

— Я и уволился не «по плану», скорее по накопительному эффекту. Идея объединиться обсуждалась перевозчиками очень давно, но, как я понимаю, все время чего-то не хватало. Думаю, все уже просто созрели, самоутвердились, поняли, что качественный рывок необходим и делать его нужно сообща.

— А что не удалось реализовать на должности?

— Конечно, планы поначалу были амбициозные, практически Нью-Васюки построить. Но управление пассажирского транспорта имело небольшой функционал, а законодательная плоскость и вовсе пустовала. Федеральный закон № 220 «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом», принятый в 2015 году, стал первым федеральным документом, прописавшим правила взаимоотношений между перевозчиками, муниципалитетом, пассажирами. До этого — кто во что горазд принимал собственные правила.

Но даже в рамках полномочий порой вступает в силу такой, казалось бы, субъективный фактор, как финансирование. Например, проведение качественного исследования пассажиропотока и создание грамотной маршрутной сети стоит около 20 миллионов рублей. В бюджете города всегда на это не хватало денег. Одним из серьезных планов было постепенно пересадить горожан из ПАЗов на более современные автобусы. При этом речь не идет об автобусах большой вместимости. Сегодня оренбуржцы на магистральных маршрутах не ждут нужный автобус более трех минут. Отбирать у них этот уровень комфорта нельзя: летом у нас очень жарко, зимой — очень холодно. Автобусы большой вместимости — это увеличение интервала движения в два-три раза. Арифметика доступна ученикам начальной школы: «ПАЗ» имеет вместимость 43 человека, «Волжанин» — 105 человек.  Чтобы их перевезти, вместо 3 малых автобусов потребуется один большой, следовательно, ездить он будет в 3 раза реже. А в сегодняшнем ритме даже одна минута — много! Ну и стоит большой автобус от 7 до 15 миллионов рублей.

— В должности директора Ассоциации перевозчиков Оренбурга вы эту цель себе сохраняете?

— Да, и надо отдать должное участникам Ассоциации, они понимают необходимость перехода на качественно другой транспорт. На прошедшем в сентябре этого года Госсовете вопрос пассажирских перевозок обсуждался предметно и радуют сделанные там заявления. Во-первых, о разработке единых стандартов. Во-вторых, о необходимости государственной поддержки замены автопарка. Такие государственные программы показали свою эффективность и в обновлении парка сельхозмашин, и личного парка. Тут ведь мало дать перевозчикам льготы на приобретение новой техники, важно сдержать аппетиты производителей этой техники, чтобы рост цены не поглотил ту самую льготу. Подчеркиваю — Ассоциация перевозчиков Оренбурга рассматривает различные варианты поступательного развития, мы движемся в направлении, указанном руководителями страны на Госсовете. Уверен, что совместная работа представительной и исполнительной власти федерации, региона, муниципалитета с привлечением действующих перевозчиков даст положительный результат. У Общероссийского народного фронта, лидером которого является Владимир Путин, даже есть направление «Диалог общества и власти». Мы открыты к нему.

— Какие первые шаги уже предприняты в должности директора АПО?

— О текущих делах говорить не буду. Серьезно готовимся к профессиональному празднику. В отрасли сегодня занято более трех тысяч человек. Лучших нужно поблагодарить за работу. Далеко не все смогут быть на праздновании — кому-то выпадет работать на маршрутах. Нет у общественного транспорта выходных и праздников.

— Насколько я понимаю, претензии к водителям находятся в лидерах неудовлетворенности пассажирскими перевозками.

— Это так. На первом общем собрании членов Ассоциации перевозчиков Оренбурга  Елена Николаевна Андрющенко отметила: «Водители — часть нашего общества, учатся с нами в тех же школах, живут в тех же домах, смотрят такой же телевизор. Как в любой профессии, среди них есть более дисциплинированные, тактичные, есть менее приятные люди. Но они — люди, не с Луны к нам прилетели!» Этот вопрос также лежит в «первой папке» задач Ассоциации. Взрослого мужика практически невозможно перевоспитать, но совместными усилиями нужно определить рамки.  Сейчас курение водителя на ходу, скорее, исключение, а еще три-четыре года назад курил практически каждый. Я всегда обращался и обращаюсь к пассажирам — не вступайте в перепалку с водителем, берегите свои нервы. Зафиксируйте номер машины, маршрут и обратитесь в управление транспорта, к владельцу автобуса (контактный телефон всегда есть в автобусе). Пусть они дисциплинарными мерами наводят порядок.

— «Привет» из прошлого ожидаете в виде уголовного дела по неожиданно вскрывшимся обстоятельствам? В одном из комментариев на сайте орендей допускается возможность даже «найдут в автомобиле наркотики»…

— Искусственно фабриковать уголовное дело — дело грязное в принципе. Когда работаешь под началом достойных, порядочных людей, ты уверен, что они не пойдут на подлость. По прежнему месту работы я был честен, работал в рамках закона. Получил много благодарностей и грамот, в том числе, от Президента РФ.

Новый пласт работы видится большим, где-то тяжелым, но очень интересным. Главное — у перевозчиков есть стремление к качественным переменам на основе огромного опыта, а, значит, все получится.